Всем в общем понятно, что лучше всего иметь дело с технической компанией, которой понятно, как надо работать с синхроном, и которой не нужно ничего объяснять. Пришел на работу, провел короткий саунд-чек, кивнул головой, и все. Можно работать.

Так получается не всегда. Все уже поняли, что саунд-чек перед работой проводить необходимо в любом случае. Ну вот вы его проводите, и вам не нравится то, что вы слышите у себя в наушниках.

Встает проблема — как объяснить, что именно вам не нравится, и как это исправить.

Простой случай — это если уровень громкости слишком низкий, или звук в ушах начинает «заводиться», то есть, возникает гул, свист и т.д. Это случаи простые, и мы их рассмотрим в следующем посте. Рассматривать их надо, потому что тут чаще всего возникает разведение руками и сакраментальная фраза «ничего нельзя поделать».

Давайте рассмотрим сначала случай посложнее: вроде в ушах все слышно громко, но как-то неразборчиво, какой-то сумбур в ушах. Это не так просто объяснить звукарю, который этот звук отстраивал.

(1) Проще всего дать ему самому послушать, сообщив, что разборчивость никуда не годится, вам не нравится, и надо это дело поправить.

(2) У вас на пульте переводчика есть ручки регулировки тембра — высоких и низких частот. Постарайтесь ими немного поиграть — задавите низкие частоты, прибавьте высокие. Нет? Значит, переходим к наиболее вероятной причине —

(3) Звукооператоры в большинстве случаев привыкли работать с музыкальными коллективами. У них есть свои микрофоны для вокала, много микрофонов для ударной установки, гитар, перкуссии, клавиш, духовых и т.д. Все эти микрофоны работают одновременно, и сигнал с них всех не только одновременно приходит на микшерный пульт, но и возвращается обратно на акустические мониторы на сцене — вокалисту на свою колонку, барабанщику — на свою, клавишнику — на свою. Это называется — мониторные линии.

Музыкантам надо, чтобы они слышали в эти колонки только самих себя и погромче. А вся полифония в целом чтобы подавалась на Main Mix — на общую группу усиления и порталы.
Так озвучиваются музыкальные коллективы, так привыкли работать концертные звукари.

Однако вам нужно совсем другое. Вам нужно, чтобы от конкретного оратора — и больше ни от кого другого — звук поступал в ваши наушники. Только тогда звук станет сфокусированным и разборчивым. Если на сцене сидит пять панелистов и еще докладчик за трибуной, то звукарю за пультом будет очень просто и удобно открыть сразу все пять плюс два микрофона, чтобы никого не упустить. Но тогда вам в кабине будет работать почти невозможно. Потому что звук от одного оратора будет улавливаться в разной степени сразу семью микрофонами, плюс остальные будут шуршать бумажками, покашливать, ерзать, и ужасно вам мешать. И звук этот будет очень размытым.

Запоминайте: «Звук очень размытый! Закрывайте лишние микрофоны».

Заставив оператора микшерного пульта закрыть все микрофоны, кроме, скажем, натрибунного, вы, скорее всего, сразу почувствуете большое облегчение — звук станет четким, сфокусированным, и безо всякого эха. Вот так ему и надо работать. Как только кто-то из зала захочет задать вопрос в ручной радиомикрофон, то оператор пульта должен будет этот микрофон открыть, а потом закрыть снова. Да, это непросто, нужно работать, нужно поспевать за дискуссией. Но в этом его работа и состоит. И нужно бесстрастно, но твердо настаивать именно на таком режиме работы.

Еще одна сложная фраза: «закрывайте все неработающие микрофонные каналы префейдерно». Объясняем: в микшерном пульте есть такой ползунок, который назывется фейдер. Им плавно регулируется громкость одного какого-то канала — допустим, докладчика на трибуне. И этот канал можно закрыть — MUTE — вовсе, нажатием одной красной кнопки. Но его можно закрыть либо сразу, еще до того, как этот канал пойдет на схему звукосмешения (префейдерно), а можно после (постфейдерно). Если после, то это звук не пойдет на портальный звук в главные колонки, но пойдет на другие выходы с пульта — те, с которых звук будет подаваться в систему синхронного перевода. Так что — ЗАКРЫВАЙТЕ НЕИСПОЛЬЗУЕМЫЕ КАНАЛЫ ПРЕФЕЙДЕРНО.

 

Не пугайтесь этих слов. Даже если они не совсем понятны вам, они понятны звукарям. Вы же переводчики, чего вам слов-то пугаться?