ВСТУПЛЕНИЕ. ДЛЯ ДЕТЕЙ

Про синхрон переводчикам-синхронистам рассказывать довольно абсурдно, поэтому мы ни в коем случае не будем говорить о существе вашей работы, а лучше расскажем о том, как тут все устроено, что иногда бежит вашего пристального взгляда. Если первые абзацы покажутся кому-то детским лепетом, есть смысл проявить снисхождение. Мы таким образом коварно польстим вашему самомнению, а потом перейдем к разбору тем посложнее, пока высокое самомнение, не дай бог, не переросло в нечто большее.

Весь смысл синхрона заключается в том, чтобы в многоязычной аудитории речь звучала сразу на нескольких языках, причем каждый из этих языков должны доходить только до той части аудитории, которая их понимает. Незнакомые языки до них доходить в принципе не должны. (Исключением является звукоусиление в зале. Было бы естественным слышать голос оратора, звукоряд видеоматериалов, музыкальное сопровождение, объявления и т.д. Без этого вся картина мероприятия будет если не глупой, то довольно некомфортной для участника.)

— Как добиться такого разделения языков, если переводчик сидит в зале и горланит, всем мешает? — Нужно посадить его в звукоизолируемую кабину.

— Как он сам там что-то услышит?
— Надо дать ему наушники, в которые запустить голос на языке, который он, будем надеяться, понимает.

— Как его услышат те, кому надо?
— Надо дать переводчику в кабине микрофон и вывести его голос тем, кому нужно слушать перевод.

— Как они услышат этот голос, запечатанный в кабине?
— Надо дать абонентам возможность слышать его в наушниках, тогда голос переводчика не услышат те, кому не надо.

-А откуда возьмется голос в наушниках?
— Его нужно вывести на них – РАЗНЫМИ СПОСОБАМИ.

— Какими-такими способами?
— Либо по проводам, либо как-то по воздуху. Во многих киноконцертных залах или залах заседаний такие провода были заранее проложены в кабельной канализации под полом и выведены на маленькие панельки в подлокотниках кресел или под/на столешнице. Там есть гнездо для наушников и ручки регулировки. О беспроводном тракте поговорим попозже.

— А как знать, на какие именно места тянуть провода?
— Тянуть надо на все места, потому что заранее не угадать, где кто сядет, да и языков заседания может быть не два, а много. Тогда на врезной панельке будет ручка выбора языка и ручка громкости.

Во-первых, из всего этого следует, что системы синхронного перевода не работают без звука. Это то, чего не понимают большинство непосвященных заказчиков. Еще раз: для синхрона нужен звук, т.к. сигнал нужно запускать в кабину, в уши переводчику. Даже если в совещании принимают участие два человека, но с синхроном – НУЖЕН ЗВУК. Если нет звука в ушах переводчика, то не может быть и кабины. Тогда это что угодно – шушотаж, последовательный, чепуха на постном масле, но не синхрон.

— Как конкретно в уши переводчику поступает аудиосигнал? Конкретно, без размусоливания.
— Он поступает в виде балансного (симметричного) сигнала с мониторного (MON) или дополнительного (AUX) выхода микшерного пульта, имеющего независимые регулировки АЧХ, на вход центрального блока управления или АЦП передатчика-модулятора. Обычно это сигнал, поступающий по микрофонному кабелю с XLR. Оттуда сигнал поступает на пульты переводчиков. Сигнал, посылаемый с микшерного пульта, не только дополнительно отстраивается так, чтобы он был удобен для переводчика, но и собирается индивидуально со всех его канальных линеек. Например, переводчикам в кабину можно не посылать фоновую музыку, потому что эта музыка будет накладываться на полезный сигнал с натрибунного микрофона, закрыть для них микрофоны в зале, потому что они создают в ушах ненужный фоновый шум.

Во-вторых, решить такую задачу можно только с помощью аппаратуры собственно синхронного перевода и создания нескольких языковых каналов по числу рабочих языков. План каналов обязательно должен быть известен всем в аудитории и особенно переводчикам. Если каналов несколько, и на дисплее пультов переводчиков они не отображаются, то их список кладется в кабину, на пункты выдачи приемников, таблички с языком и номером канала закрепляются на самой кабине. Упрощенно – языковых каналов при работе с синхроном не может быть меньше двух.
Ну вот, на этом разговор на уровне младшей группы детского сада уже заканчивается, начинается легкий разговор по существу.

ПРО КАНАЛЫ. ДЛЯ ШКОЛЬНИКОВ

Для правильной организации синхронного перевода, как было заявлено в первой части, необходимо составить план языковых каналов и строго его придерживаться.

 

Например, при работе в РФ обычно 1 канал – русский, 2 канал – английский, 3 – французский или немецкий и т.д. по мере необходимости. Это будут языковые каналы. К ним добавляется еще так называемый ОСЕВОЙ КАНАЛ/ OR/ FLOOR. Это тот сигнал, который, как мы писали, приходит на блок управления системой синхронного перевода с микшерного пульта. Поэтому, строго говоря, языковые каналы образуются, когда они выходят из пультов переводчика обратно в центральный блок для дальнейшего распределения по абонентским устройствам-приемникам. Это важно знать вот почему — если производитель указывает, что у него 4-канальные приемники, то фактически в них будет только три языковых канала: №0 под осевой и 1, 2, 3 под языки. Если заявлено, что пульт переводчика имеет 7 каналов, то фактически языковых каналов он создаст 6 + 1 резервируется под осевой канал.

Но ведь не всегда бывает нужно максимальное количество каналов, которое поддерживает аппаратная часть системы. Где задается количество каналов? Это зависит от конкретной системы синхронного перевода. Например, предатчик-модулятор Brahler Konferenztechnik MSI8D имеет 8 канальных модулей в своем шасси. Каждый из этих модулей может включаться или выключаться микропереключателем (dip switch) на передней панели. В передатчике Bosch Integrus количество несущих (а каждая несущая рассчитана на 4 канала на передачу) определяется внутренними программируемыми установками, а собственно номера и названия каналов задаются при программировании пульта переводчика. Следует иметь в виду, что если в системе сконфигурированы и открыты каналы, то они будут открыты всегда при работе, по ним всегда будет идти вещание.

Для переводчика важно знать, что языковые каналы в пульте делятся на входящие и исходящие.

Как правило, хорошие и ответственные производители стараются выделить на пульте области и органы управления, отвечающие за работу со входящими и исходящими каналами. Входящие – это то, что приходит к вам в уши. Исходящие – это то, что исходит из вашей кабины в эфир.

Кошмар синхрониста

Рассмотрим самую простую схему перевода – два языка. Русский и английский. Выходит оратор, вам в наушники пульта переводчика приходит его голос. Он приходит откуда? Из зала. По какому каналу? По осевому – FLOOR. У вас на пульте (в передатчике) сконфигурировано два языковых канала – русский и английский.

Вы слушаете и с ужасом понимаете, что оратор говорит на непонятном вам языке. В оцепенении вы молчите. Из пульта переводчиков по всем каналам (русскому и английскому) обратно на блок управления и на (приемники) идет речь оратора. Сам переводчик слился. Головы участников начинают поворачиваться, глаза пристально смотрят на кабину. Наиболее активные вертят в руках наушники и трясут ими. Ведущий останавливает оратора и говорит: «У нас техническая проблема. Перевода нет». Вскакивают звукари и возмущаются: «Какая еще техническая проблема?! Послушайте в наушниках – звук идет!». Вы медленно приходите в себя и начинаете понимать, что оратор говорит на вашем родном русском языке.

Вторая попытка. Оратор говорит: «Господа! Дорогие друзья! Позвольте в этот знаменательный день…» и вы включаете на пульте кнопку исходящего английского канала. Почему? Да потому что вы собрались — наконец! – переводить оратора на английский язык. Русский канал вы не включали и оставили свободным. Значит, по свободному каналу идет вещание осевого канала. Это важнейший принцип работы любой системы синхронного перевода – каналозамещение. По свободным каналам идет вещание осевого канала, если только какой-то канал не заняла кабина.

Если вы перепутали исходящий канал (что бывает частенько и расценивается, как очень нехороший косяк переводчика), то вместо английского перевода ваши слушатели на английском канале услышат оратора и вторично заявят, что перевода нет. Русские участники в этот момент скажут: «Да как же нет – вот же он, на первом канале». Половина англоговорящих участников переключится на первый канал, но тут вы спохватитесь, что не в тот канал говорите, и переключитесь на второй. Опять половина аудитории вас не услышит. Эта игра в бирюльки может продолжаться очень долго, и виноваты в ней будете только вы.

Поэтому (SIC!) очень важно правильно настроиться на внимательное и аккуратное переключение каналов. Вы занимаете канал тогда, когда при выбранном из исходящих канале включаете микрофон! Не нужно лениться и лениво перебрасывать тумблер или тыкать в канальные кнопки карандашом. Оратор отговорил – канал тут же освободили — то есть, выключили микрофон. Оратор заговорил – выждали секунду – поняли, на какой язык будете переводить — канал выбрали, микрофон включили. Отговорил – микрофон выключили. Не оставляйте микрофон  включенным – ТО ЕСТЬ, КАНАЛ ЗАНЯТЫМ – во время пауз. Есть золотое правило, которому нужно следовать, а если вы уже распустили себя – снова входите в форму. Отговорил – выключись.

Через пару абзацев вы помете, почему это правило настолько важно, хотя, разумеется, практически все переводчики это хорошо знают.

Есть еще один важный момент, который знают уже не все – как пользоваться кашлялкой. То, что на пульте есть кнопка MUTE – всем хорошо известно. Это чрезвычайно полезная кнопка, когда вам нужно выразить отношение к оратору. Если вам нужно кратковременно выключить микрофон, чертыхнуться и продолжить работу, нужно пользоваться кнопкой MUTE, а не кнопкой выключения микрофона/ своего канала. Нажатие этой кнопки MUTE просто выключает микрофон, но не освобождает канал. Соответственно, когда вы в ярости ругаетесь и ломаете в руках пишущую ручку, вы не освобождаете канал – в ушах у ваших слушателей просто возникает пауза. Если же вы нажимаете на кнопку MICROPHONE, то вы языковой канал освобождаете. И происходит что? Да – по свободному каналу идет вещание из зала – осевого. И аудитория – что? Правильно – «Перевода опять нет! Гоните их отсюда!»

Теперь допустим, что рабочих языков конференции не два, а больше. Сколько их – не имеет принципиального значения. Главное – больше двух. Это значит, что одной кабины будет мало – ведь вы работаете в языковой паре.

Как работать? Сейчас снова будут банальные истины, но кое-кто, работая с редкими языками, с ними сталкивается не каждый день.
Изначально и кое-где по сию пору насколько это возможно используется схема прямого перевода. Каждая кабина переводит на свой родной язык. Сколько рабочих языков – столько кабин. Конечно, при переводе на родной язык и на иностранный у переводчика возникают разные трудности – comprehension и expression соответственно. Но преимущества такой схемы очевидны – на родной язык качественно переводить легче. Даже когда вам кажется обратное, через 20 лет работы в кабине вы с большой долей вероятности свое мнение перемените. Смотрите первую схему:

 

Так вот – при такой схеме работы одна кабина все время молчит. В зависимости от того, на каком языке выступает оратор. Трудности реализации такой схемы тоже очевидны – набор языковых пар у каждой кабины должен быть уж очень большим, либо нужно все время подсаживать еще каких-то переводчиков для затыкания дыр в языковых парах.

И тут вдруг какие-то кабины выясняют, что у них в задании написано EN RETOUR. Это означает. Что кабина будет работать в обе стороны своей языковой пары. На практике, работа в обе стороны почти наверняка означает, что будет реализована схема комбинированного перевода, в просторечии, работа с пилотом (PIVOT). Технически переключение с осевого канала на другие входящие языковые называется RELAY.

Такая схема работы традиционно существовала и благополучно существует у нас в стране. Для нее требуется, чтобы у всех кабин было общий (пилотный) язык. Смотрите схему номер два ниже.

При такой схеме работы количество кабин равно N-1, т.е. на одну меньше количества рабочих языков. У нас общим языков обыкновенно служит русский. Услышав в ушах русского оратора, все кабины дружно вздыхают и включают на пультах исходящие каналы иностранных языков и переводят на английский, немецкий и французский. Русский канал никто не занял, и поэтому? Да, по этому на нем идет вещание осевого канала – оратора. За ним на трибуну выходит англоговорящий оратор. Все заранее слезли со своих каналов и ждут. Оратор заговорил по английски. Английская кабина грустно вздохнула и включила русский канал. Остальные кабины услышали непонятную речь, тоже вздохнули и включили у себя на пультах во ВХОДЯЩИХ каналах РУССКИЙ. Теперь им в уши идет перевод на русский из английской кабины. На пультах они теперь включили свои ИСХОДЯЩИЕ каналы немецкий и французский соответственно. Английский канал не занял никто, поэтому? Да, поэтому по нему идет ОСЕВОЙ. А на осевом англоговорящий оратор.
Вот почему так важно своевременно слезать с освободившегося канала и не путать исходящие каналы. Если вы займете русский канал, сидя в немецкой кабине в этот момент, то английская кабина не сможет сама его занять, чтобы переводить для всех английского оратора. Перевод не состоится вообще.

Как выбирают входящие языковые каналы? На пультах Bosch в верхней части есть пять кнопок под дисплеем. На дисплее перечислены входящие к вам языковые каналы. Выбирайте – слушайте. Не забудьте потом обратно слезть на осевой, нажав на большую кнопку FLOOR внизу. В пультах Brahler есть тумблер RELAY и поворотный переключатель входящих каналов с номерами. (Вот для этого вам и нужен план каналов с номерами в кабине!) В пультах Bosch есть еще кнопка Autorelay. Эту кнопку могут запрограммировать и активировать техники. Фактически она означает, что каждый раз, когда в какой-либо из кабин включается русский (в нашем случае) канал, то в уши во всех других кабинах идет перевод из этой – на русском канале. И ничего не надо нажимать, не нужно волноваться.

 

Это и хорошо, и плохо. Плохо то, что вы будете зависеть от ошибки другой кабины, если они займут русский канал не по делу. Еще плохо то, что с течением времени и по мере роста у переводчика количества рабочих языков, у него есть возможность переводить на свой язык с разных. Ну вот, допустим, он работает во французской кабине. Выступает англичанин. Пилотирует английская кабина, переводит на русский. Французу отчетливо не нравится этот перевод, но он неплохо работает и с английским. Поэтому он не должен мучиться с этим хромым русским переводом и вытаскивать перевод на вдохновении. Он включит себе в уши оратора и будет спокойно переводить его на свой французский. Технически это все не сложно, но требует очень хорошего понимания аппарата и распределения каналов.

 

На больших многоязычных конференциях издавна была практика (и у нас в стране тоже) привлечения старшего переводчика chef d’equipe (consultant interpreter), который не только подбирал переводчиков в кабины, но и занимался тщательным планированием их работы, языковых комбинаций, заботился о документации, графике работы и т.д. Сам старший переводчик в кабине, как правило, не работал — хватало других забот. Сейчас эта практика потихоньку забывается, а возрождать ее давно пора.

     БАЙКИ: В стародавние времена обленившиеся вконец синхронисты – не будем указывать пальцем — работая на конференциях с двумя рабочими языками, частенько не переключали у себя в кабине каналы на том основании, что, мол, все равно свой язык делегаты в наушниках не слушают, а снимают их. Во-первых, это разгильдяйство и безобразие. Во-вторых, по нынешним временам часто идет поканальная запись заседаний, и расшифровывать эту языковую кашу потом чрезвычайно тяжело. В-третьих, переводчики-лентяи теряют навык и автоматизм в правильном и своевременном переключении каналов. В-четвертых, из-за отсутствия этого навыка они не могут нормально работать в многоязычных комбинациях, где русский канал занимают разные кабины. Иными словами, они теряют квалификацию. При такой работе, когда они дискредитируют свой профессиональный цех и профессию, они неизбежно скатятся сначала к шепталу, потом к шушотажу на ухо, потом – сомнительная компания, курение, алкоголь, случайные связи, учет в диспансерах. Все покатится по наклонной – уж это как водится.

 

На этом мы завершаем вторую часть наших рассказов про синхрон ДЛЯ ШКОЛЬНИКОВ.

Следующие части будут для взрослых: про аппаратуру, виды оборудования, частоты, функционал.
ПРО АППАРАТ. ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ – ИСТОРИЯ (1)

 

 

Аппаратура синхронного перевода выпускается многими компаниями. Среди наиболее старых и известных, которые стояли у истоков и проектировали первые системы – Brahler Konferenztechnik и Philips Communications. Мы не будем останавливаться на Нюрнбергском процессе и даже более ранних экспериментах. На то есть историки. Остановимся на тех, которые еще можно встретить, и которые остались в памяти живущих.

Компания Brahler — первая в мире — разработала и выпустила первую систему синхронного перевода с раздачей сигнала по беспроводному ИК-тракту INFRACOM в 1976 году. В 1979 году для предстоящей Московской олимпиады СССР закупил больше 7.000 приемников синхронного перевода и 22 установки. Они были переданы специализированной государственной организации, которая заняла монопольное положение на этом рынке. Однако постепенно аппарат стал расползаться по общественным организациям, усушка-утруска и бестолковое управление привели к потере ее монопольного положения, но слава и бесспорный авторитет Брейлера остались надолго. Фото первых пультов INFRACOM прилагаются. И их, имейте в виду, еще можно встретить и поработать на них. Хотя с тех пор вышло еще два-три поколения этой аппаратуры, изначальная брейлеровская эргономика и интуитивно понятное расположение органов управления до сих пор считаются эталонными.
Кроме Брейлера некоторые организации закупали и аппаратуру Филипс (см картинки). В частности, она стояла в пресс-центре МИД большом хозяйстве СЭВ на Калининском проспекте и нескольких суровых учреждениях.

Другие компании подключились к разработке и производству таких систем позже. Среди них, в частности, DIS (Danish Information Systems), Sony, Sennheiser, AKG, Taiden, Televic, Beag, Beyerdynamic и многие другие. Названные компании производят настоящие профессиональные многоканальные системы, предназначенные для синхронного перевода.

В Советском Союзе тоже производились собственные системы синхронного перевода, но за давностью лет мы позабыли их названия. Может, кто-то вспомнит? В Кремле были, в гостинице «Октябрьская» на Димитрова и, вроде, в Плотниковом переулке. В послесоветское время это дело подхватила нижегородская компания Рэко-век и питерский радиоинститут им. Попова. Болея душой за соотечественников, мы, пожалуй, ничего об их продукции писать не будем. Aut bene, aut nihil, как говорится …

Тут мы подходим к важнейшему вопросу об архитектуре таких систем, потому что большинство производителей копировало системные решения пионеров – Brahler и Philips. Между ними существуют важнейшие отличия.

Brahler с самого начала, проектируя свои системы синхронного перевода, ориентировался на то, что они будут использоваться в конференц-залах модульно. Иными словами, там уже стоит своя система звукоусиления с необходимой микрофонной группой, но тут вот потребовался синхронный перевод, и установка будет подключаться к выходу с пульта. Каждый зал имеет свою специфику, потребности и задачи очень многообразны, и конкурировать сразу со всеми производителями акустики, микрофонов, видеопроекторов, обработки звука, распределения сигнала, навязывая свое, посчитал Brahler, было бы неразумно.

 

Компания продолжает отдельно выпускать аналоговые и цифровые системы круглого стола Automic и Digimic. (В последние годы  разработана система CDS-VAN, которая повторяет архитектуру конгресс-систем и включает в себя несколько мультимедийных подсистем).

В свою очередь, Philips ориентировался на создание собственной конгресс-системы, где никакое стороннее оборудование не требуется. Абсолютно весь функционал можно обеспечить за счет разных модулей самого Philips, которые идеально совместимы между собой, но не слишком хорошо стыкуются со сторонней аппаратурой. Ну не то чтобы совсем не стыкуются — так не годится. Но трудно стыкуются, с геморроем. Даже микрофонные стойки, проводные микрофоны, акустику, штативы для акустики, автоматические микшеры – вообще все – настоятельно рекомендуется ставить от Philips.

Сердцем такой системы будет центральный блок управления (CCU). Philips и его подражатели считают, что главная техническая задача любого конгресса – обеспечить дискуссию с помощью конференц-системы. Все остальное – вторично. А синхрон – вообще дело десятое. И вот есть блок CCU, который управляет делегатскими пультами конференц-системы. Полностью аналоговый. Серия CCS400 (Здесь и далее мы будем указывать только те модели, что еще оставлись в памяти живущих). С ней стыкуется система синхронного перевода, которая очень похожа на брейлеровскую своим системным блоком, но укомплектованная неудобным и в целом посредственным пультом переводчика. Блок состоит из шасси, на которое устанавливаются разные модули и платы – блок питания, блок ввода-вывода сигнала, модулятор с выводом на излучатели, канальные модули по четыре канала в каждом. В общем, такой конструктор с открытой архитектурой, в чем, собственно, ничего дурного нет. К блоку ввода-вывода и подключаются эти пульты переводчиков LBB3222.

Однако в конце 1980-х и начале 1990-х Philips разрабатывает и запускает в производство цифровую систему DCN (Digital Congress Network), переходя на серию LBB34xx и LBB35xx. В этой системе делегатские пульты уже цифровые, и они подключаются к центральному блоку – CCU. Зачем? Затем, что языковые каналы, которые программно формируются в пультах переводчиков, могут по проводам направляться на дискуссионные пульты, где есть селектор каналов и гнезда для подключения наушников.

Именно эту серию с ее архитектурой DCN LBB35xx взяли как образец для подражания большое количество компаний. Однако в 1996 году Philips Communications продал этот бизнес одним махом Bosch Security Systems. Бош продолжил производство всей линейки, очень постепенно и аккуратно ее обновляя. Даже все названия и номера моделей приборов остались без изменений.

К началу 2000-х годов вышло 3-й поколение DCN с новым характерным дизайном рэковых блоков и новые круглые, в стиле 60-х гг дискуссионные пульты DCN-DISxxx и пульты переводчиков DCN-IDESK, а также новое оборудование синхронного перевода Integrus. Бош очень грамотно и долго отдавал эти пульты на тестирование в AIIC и другие ассоциации, кое что подправляя по их результатам. По большей части, правда, это привело к появлению идиотских кнопок, которые до сих пор не используются и ждут выхода новых версий стандартов синхронного перевода.

Что интересно – Integrus не входит в линейку DCN. Он стоит немного особняком. Те овальные пульты Bosch, к которым вы привыкли, не являются часть Integrus. Они входят в продуктовую линейку DCN.
Заканчивая этот затянувшийся исторический экскурс, надо рассказать вот о чем: настойчивое стремление Philips и его преемника Bosch подмять под себя рынок конгресс-систем и навязать только собственное оборудование вызвал, очевидно, много недовольства у системных интеграторов. Во-первых, это относилось к микрофонам (с так называемыми «стеклянными головами»), дубоватым и шумным пультам, топорной коммутации сигналов.

Но особенно это недовольство касалось систем синхронного перевода, потому что их нельзя было модульно подцепить к уже установленной системе звукоусиления. И Бош пошел на уступку, выпустив немного кособокий Integrus для раздачи языковых каналов по ИК-тракту. В блоке передатчика-модулятора INT-TX/xx (INT = Integrus, а не DCN) помимо разъема для оптического соединения с другими блоками конгресс-системы, есть свои собственные балансные аудиовходы и выходы. В нем же есть BNC выходы для подключения ИК излучателей. А чтобы к нему можно было подключать пульты переводчика, предусмотрели место для аналогово-цифровой платы, к которой по А36 могли подключаться древние, но не снятые с производства аналоговые пульты переводчика LBB3222. Вот тут вы и можете с ними встретиться.

 

ПРО АППАРАТ. ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ – ПРАКТИКА (2)

Принципиально системы синхронного перевода спроектированы для выполнения той функции, о которой мы писали в первой части – донести до каждого участника речь на его языке. Эта речь исходит от переводчиков, находящихся в звукоизолированных кабинах.
Как передать этот перевод участникам? Способы такие:

1. Провода
2. Радио
3. DECT
4. Индукционная петля
5. Инфракрасные лучи

 

Передавать по этим трактам надо сразу несколько языковых каналов.

      1. Распределение сигнала по проводам – это очень хорошо, надежно и относительно недорого. Такие системы производятся и будут производиться. Но только в этом случае для каждого участника должно быть создано свое делегатское место. Так получается сделать далеко не всегда. Даже если в зале есть большой стол для заседаний, то вокруг него как правило сидит человек 20-30-40, но остальные участники сидят на приставных местах по стенам или в несколько рядов. Обычно же в convention centres есть просто пустое помещение правильной геометрической формы, которое заполняется, как того требует конкретный проект, а потом снова освобождается.

     2. Распространение сигнала по радиоволнам это тоже удобно и дешево. Радиоволны проникают через непрозрачные преграды, передать по ним много каналов аудио ничего не стоит. Вот только эта раздача подвержены помехам и, вдобавок, способность радиоволн проходить через стены и двери становится крупным недостатком. Это радиовещание может слушать, кто попало. Второе: на конференциях часто бывают пленарные и секционные заседания. Отработали пленарку (1- русский, 2 – английский, 3 – немецкий, 4 – французский, 5 – китайский). Разошлись по трем секционным заседаниям. На каждом заседании тоже по 5 рабочих языков. Как работать? Если на тех же каналах, тогда изо всех трех залов по 1 каналу пойдет свой русский, по второму свой английский и т.д. Что делать? Разводить по разным каналам. И вот каналов стало уже 20, а столько далеко не все пульты переводчиков поддерживают. Да и вообще – на пленарке вы слушаете русский по 1 каналу, на первом секционном по 6 каналу, на втором секционном по 11, на третьем по 16.

     3. DECT. Все хорошо, раздается цифровой радиосигнал. Радиотелефоны дома работают на этих частотах 2.4 ГГц, шумов нет, только те же проблемы с количеством каналов и очень небольшая дальность работы передатчиков. С радиопередатчиками вообще случаются проблемы в центре города. Их иногда на всякий случай начинают глушить по всей полосе разные дядьки в погонах, когда обнаруживают работающие радиопередатчики. Кругом шпионы, что вы, страна в кольце врагов.

     4. Sony делала синхрон с распределением языков по индукционной петле. Индукционная петля возвращает нас к Майклу Фарадею и его закону, который мы поминали при рассказе о динамических микрофонных капсюлях. Если кому-то интересно узнать о раздаче сигнала по индукционной петле, см BS 7594. Выпускать эту аппаратуру Sony прекратила. Есть определенные заморочки с прокладкой антенны по периметру каждого помещения. Звук, раздаваемый по индукционной петле, страдает от гармонических искажений и требует довольно тщательного монтажа. Кроме того, она сама может наводить радиопомехи, а также создает довольно сильное магнитное поле. Однако самым главным в решении не использовать этот способ раздачи сигнала стало то, что индукционная петля (audio induction loop) традиционно используется в общественных местах для трансляции объявлений людям со слуховыми аппаратами, а вовсе не для.

     5. ИК-лучи. Этот способ наиболее удобен и чаще всего используется. ИК лучи не проходят через непрозрачные преграды. Они не пересекаются с другими источниками вещания. У них достаточно широкий диапазон. Они позволяют качественно и без помех передавать речь.

Остановимся на нем подробно:

     Существует несколько ИК диапазонов, определяемых МСЭ (ITU). Каждый из них отведен под конкретные виды использования.
Первоначально системы синхронного перевода с раздачей языковых каналов по ИК тракту были спроектированы под Диапазон II (IEC 61603 BAND II), который имеет частоты от 45 КГц до 1055 КГц. Впоследствии он был расширен до 1335 КГц, частично залезши в третий диапазон. (Параллельно важным параметром вещания в этом диапазоне будет длина волны ( в нм), но для вас он совсем не важен.) Этот диапазон был разделен на полосы, выделяемые на канал для передачи сигнала слышимых частот 125 Гц – 8 КГц и 50 dB отношения сигнал-шум).
На каждый ИК канал отводилось 40 КГц, причем полоса пропускания под полезный сигнал составляла всего 20 КГц, и по 10 КГц с каждой стороны оставался буфер, чтобы избежать накладывание сигналов друг на друга при уходе передатчика с частоты при формировании несущей. Итак, первый канал 55 КГц-95КГц, второй канал 95 КГц — 135КГц, третий канал 135 КГц – 175 КГц и т.д. Всего 31 канал в расширенном диапазоне.
Несущие формировал передатчик и накладывал на них модулированный сигнал на своих частотах для передачи. В свою очередь, в приемнике (верхней его части, имелась линза, которая собирала и фокусировала ИК излучение на 4 (как правило) датчика ИК излучения. Если вы эту линзу закроете на приемнике рукой, то прием сигнала сразу прекратится. Можете попробовать как-нибудь.

     Довольно скоро проявились существенные недостатки этого диапазона ИК частот. Во-первых, при его затухании полезный сигнал сильно зашумляется. Во-вторых, солнечный свет, даже рассеянный, включает в себя очень сильное интерферирующее излучение, которое практически забивает сигнал, в третьих, дроссели многих ламп дневного света (HF-driven lights) плохо действуют (та же интерференция) на сигнал, а также на его гармоники и субгармоники. Сигнал мобильных телефонов, как выяснилось позже, тоже мешал. Надо сказать, что если к концу 90-х и началу 2000-х гг все блоки и межблочные соединения стали цифровыми, излучатели оставались аналоговыми.

     Что было делать? Немножко менять диапазон. Довольно скоро появились модификации передатчиков и приемников (главная засада таилась именно в приемниках), работающих в так называемом UPSHIFT. А именно, первый канал в диапазоне был перенесен на пять каналов — на 255Кгц. Это слегка помогло, но уменьшило весь диапазон, которого вообще стало маловато для сильно многоязычных конференций, где большое количество рабочих языков обусловлено в основном политическими причинами.

     В 2001 и 2003 гг Bosch и Taiden разработал передатчик под Диапазон IV (IEC 61603 BAND IV) от 2 МГц до примерно 6 МГц. Тут положение сильно изменилось и появилась возможность и излучатели, и приемники перевести на цифру. Теперь канальная ширина полосы расширилась до 200 КГц, а качество аудио выросло до CD-Audio. Вместе с тем, такое качество нужно далеко не всегда, и существует программная возможность параметры аудио менять. Зачем? Затем, что для передачи аудио в стерео (где ж тут стерео-то возьмется?) и такого качества нужна большая излучаемая мощность, больше аппарата, дополнительные работы по расчетам взаимного расположения излучателей и задержек прохождения сигнала. Эти темы к переводчикам не имеют уже вообще никакого отношения, но для примера скажем только, что задержки сигнала измеряются в наносекундах, и их неправильное выставление может полностью убить вещание в зале, а при неправильном расчете мощности в вашем великолепном звуке начнутся выпадения целых кусков речи.

     Теперь большинство производителей синхрона перешли на диапазон IV, но Брейлер по-прежнему выпускает аппаратуру под диапазон II. Бош прекратил выпуск аналоговых приемников второго диапазона лишь пару лет назад.

     Если информации становится уже многовато, и запоминать это все тяжело, то ограничьтесь хотя бы следующим: сама по себе раздача по инфракрасному тракту – это лишь часть общей задачи, которая собственно к переводчику прямого отношения не имеет, но это четкий признак того, что вы имеете дело с профессиональной системой синхронного перевода, и скорее всего в ней будут нормальные пульты и коммутация входящих и исходящих каналов. А вот это вам, как раз, принципиально важно.

Из чего состоит установка синхронного перевода?

     А. В более простой системе, разработанной Brahler, она состоит за передатчика-модулятора, который получает аудиосигнал со стороннего пульта. К передатчику подключены (последовательно) пульты переводчиков и инфракрансые излучатели по коаксиальному кабелю 50 ом. В передатчике с обратной стороны канальных модулей имеются и балансные выходы XLR для поканальной аудиозаписи. Смотрите схему.

     В. В более сложной системе, разработанной Philips/Bosch, имеется центральный блок управления, к которому по цифровому каналу подключена система круглого стола (конференц-система) и пульты переводчиков. По оптическому кабелю она соединена с передатчиком, к которому по коаксиальным кабелям (75 ом) подключены цифровые излучатели. В передатчике нет выходов для аудиозаписи, в нем есть, наоборот, аудиовходы (RCA) для заведения сторонних сигналов для вещания по отдельным каналам. Для снятия и отдачи сигнала существуею специальный блок аудиорасширителя (экспандера), с которого можно снять сигнал или отдать его на микшер-усилитель Plena.

С усилителя сигнал заводится в колонки Bosch в металлическом корпусе. Акустика Бош всегда была и остается очень и очень посредственной. Что хорошего в такой системной архитектуре? ТО, что ее можно наращивать. В ту же стойку можно добавить сетевые устройства для трансляции сигнала в другие залы или по IP. Туда же можно подключить купольную камеру, чтобы она автоматически наводилась на каждый включенный делегатский пульт, и на экран выводилась картинка с крупным планом говорящего. К ней можно подключить системы голосования и т.д.

     То, о чем мы вам сейчас схематично рассказали, это мейнстрим, основные тенденции в среде ведущих разработчиков и производителей.

     Но есть и маргинальные решения.
Не все системы синхронного перевода популярны и широко распространены. Это происходит по двум причинам: (1) неполная совместимость с более распространенными марками, (2) плохая эргономика и удобство в использовании, недолговечность и низкая надежность.

     Например, хорошие в целом системы AKG и Sennheiser (не SDC 8000), не совпадают по канальным частотам с Брейлером и Бош. Взаимно дополнять их нельзя, поэтому выигрывают те, которых больше на рынке.
Использующаяся довольно долго на 6 этаже в здании АПН и в Президиуме РАН система Beag производства Венгерской Народной Республики стабильно отключалась через 40 минут работы. На этом работа совещания обычно и заканчивалась. Самая частая проблема таких систем второго-третьего ряда – сползание с частоты вещания, но были и совершенно очевидные огрехи в схемотехнике.

БАЙКИ: Экзотические системы синхронного перевода приобретаются обыкновенно для стационарной установки в каком-нибудь зале. Вот составили проект, завезли, смонтировали, установили. Через некоторое время выяснилось, что половина приемников куда-то исчезла. Осталось 70, а надо 100. Нужно бы одолжить под мероприятие, а одолжить негде и не у кого. Поставили одну кабину, а съехались участники со всего света, и кабин надо 4. — Где брать пульты переводчика? — Негде. — Что делать? — Приглашать стороннюю организацию, которая все сделает. — А мы зачем деньги тратили на этот проект? – Как зачем? Чтобы дачу вам поскорее достроить. Достроили же?

БАЙКИ: Еще про синхрон. Некоторые производители, среди которых много не вполне понятных китайских авторов экскурсионных радиосистем, стараются позиционировать их, как системы синхронного перевода. Отсутствие входного тракта и многоканальность компенсируются довольно неуклюжими попытками совместить в одной системе несколько приемников и передатчиков. Нет входного тракта? Так мы повесим на докладчика поясной передатчик-бодипак с петличкой, а вам в кабину дадим приемничек с наушником-ракушкой. Это и будет ваш входной сигнал. А с другого боку мы на вас повесим микрофон-петличку или оголовье. Это будет ваш передатчик. Много языков? Мы дадим в другие кабины тоже приемники, чтобы они слушали в одно ухо ваш сигнал, и передатчики, чтобы переводить на других каналах на другие языки. Более продвинутые производители, вроде Williams Sound, начали с продвижения систем Digiwave, к которым подключаются пульты переводчиков, больше похожие на настоящие. Их единственный плюс – относительная компактность, хотя времени на монтаж и отладку уходит уже немало. Зато цена таких комплектов вплотную приблизилась к цене ведущих производителей.

БАЙКИ: Вспоминается и один наш довольно своеобразный соотечественник, который много лет выдавал за синхрон чемодан с рациями walkie-talkie. Работал он с ним, само собой, тоже один, без напарников, для оптимизации расходной части своей бизнес-модели.

© METAPHORA, INC. 2017